Каталог статей
Меню сайта


Форма входа


Категории раздела
Сказки [15]
Авторские сказки
Драматургия [0]
Пьесы, водевили, сценарии
Поэзия [6]
Поэмы, стихи (все что в столбик).
Короткая проза [3]
Рассказы, очерки, эссе, анекдоты, афоризмы, путевые заметки и пр.
Длинная проза [0]
Повести, романы и эпопеи


Наш опрос
Оцените сайт
Всего ответов: 35


Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz


  • Статистика

    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0


    Приветствую Вас, Гость · RSS 2017-07-27, 1:29 AM
    Главная » Статьи » Литература » Короткая проза

    Невидимые птицы
    Ника Волина
    НЕВИДИМЫЕ ПТИЦЫ

    Слово произнесенное есть ложь - но слышимое является совершенной правдой. Этот парадокс необъясним и непонятен...

    С тех пор, как Гомель Трендон научился читать мысли, он не раз задавался вопросом об истинной цели человеческого общения. Он читал мысли, думал и наблюдал, наблюдал, думал и читал мысли, тем более, что этим можно было заниматься где угодно и когда угодно.

    Происходило это приблизительно так.

    Гомель приходил в гости к людям и скромно садился в кресло, или на диван, или даже просто на пол, лишь бы никому не мешать. Если к нему обращались, он вежливо кивал головой, иногда односложно и точно отвечал на поставленные вопросы, улыбался и пожимал плечами, в общем старался вести себя как другие. Скоро о нем просто забывали и тогда у Гомеля появлялась чудесная возможность посмотреть на все со стороны. А со стороны, как известно, виднее.

    Он видел темные глаза и светлые улыбки, мгновенный интерес и медленное разочарование, громкий смех и тихие слезы, и еще много такого, что спрятано за обычными вечерними посиделками.

    Трендон слушал музыку и несмолкаемые разговоры.

    - Ну, что ты! Это искусство, в жизни такого не бывает! Это такой надрыв, экспрессия, сгусток энергии, запечатленный в творческом акте...Можно сказать, передача чувств творца восприимчивым душам на любые расстояния!

    - ...а он достиг невменяемого состояния, выдавил на себя всю краску и ползал по холсту, пока не заснул. Наутро еле холст от себя отодрал, краска-то прилипла. Ну, мазнул там-сям еще пару раз, конечно, пришлось самому в керосине отмыться, зато картина во-о-о! Шедевр шаманизма! От нее такое прет...

    - Ей свекровь столько раз твердила, что она даже мизинца его не стоит, и он, мизинец этот, стал сниться ей ночами, а иногда даже днем мерещился. Она так измучалась, что решила воссоздать его в масле. Три на два. Так и назвала: "Мизинец, которого не стоит художник". А картину купил какой-то сумасшедший швед за пять тысяч шведских крон, на которые она и отправилась путешествовать. Вот ведь как в жизни бывает, а ты говоришь искусство!

    Из колонок неслись к потолку свирепые гитарные всхлипы и тень Хендрикса маячила на стекле, за которым стекал с липы дождь.

    Разговоры и музыка не мешали Гомелю Трендону читать мысли, тем более, что сегодня их было удивительно мало. Ведь Трендон старался читать только настоящие, красивые и достойные мысли, а личные вопросы и всю мысленную шелуху старательно пропускал.

    Мысли давно уже представлялись Гомелю живыми и самостоятельными сущностями, почти не зависящими от людей, которые их думают. Мысли прилетали и улетали, как невидимые птицы.

    "Из века в век люди разговаривают друг с другом открывая рот и выдувая из легких воздух, шевеля при этом губами и языком. Множество мышц участвует в этой работе. Слова, созданные из воздуха сжатого до звучания, складываются в предложения. Иногда для убедительности люди повышают голос и жестикулируют. Все эти усилия направлены на то, чтобы узнать друг друга."

    - Чай будешь?- спросил у Трендона бородатый художник,- Что-то ты все молчишь, да смотришь...У тебя как, все в порядке?

    - Да, спасибо,- ответил Гомель и получил чашку чая.

    - Не грусти, а то не будет пути,- сказал художник,- или расти, как тебе больше нравится.

    Гомель пожал плечами и улыбнулся.

    - Ты не из болтливых,- заметил художник, доставая блокнот и карандаш,- давай я, что ли, тебя зарисую.

    И художник стал водить карандашом по блокноту.

    Трендон пил чай и читал мысли.

    "Произнося слова, учишься говорить. Внимая другим, учишься слышать. Глядя вокруг, учишься видеть. Находясь в обществе, учишься быть собой. А читая мысли, учишся быть мыслителем..."

    В блокноте художника появилось крыло птицы. Он перевернул лист и снова принялся рисовать.

    Художник не смотрел на Гомеля Трендона, возможно, он уже забыл про него в порыве вдохновения. Художник хотел нарисовать птицу, крыло которой он так четко ухватил. Летящую ввысь птицу, такую стремительную, чтобы взгляд зрителя непременно следовал к цели ее полета.

    "Слова как капли падают в пространство,

    Преобразуя разговора вязь,

    Утежеляя мира постоянство,

    Разоблачая мысленную связь.

    Явив прекрасность каждого мгновенья,

    В словах родится истина проста,-

    Сокрыт в душе источник вдохновенья,

    Где часа ждут любовь и чистота.

    В словах живут надежды и желанья,

    Не требуя от автора признанья."

    Гомель не надеялся узнать, чьи именно мысли он прочитал. Он не задумывался, правильно ли понял эти мысли.

    Слова стали лишними, а мысли превратились в образы. Образов оказалось так много, что у Трендона закружилась голова. Ему вдруг представилось, что и сам он является каким-то образом, спрятанным за чьими-то мыслями. Как образ, он сумел оторваться от окружающей его комнаты с музыкой и разговорами, с недопитым чаем и недорисованной птицей. Он оторвался от самого себя, читающего мысли и полетел неведомо куда.

    Яркий свет открылся Гомелю Трендону.

    Птичий щебет, больше похожий на звон серебрянных колокольчиков, сопровождал полет Гомеля Трендона.

    И Гомель Трендон не собирался останавливаться.

    - Человеку плохо!- закричал испуганный художник и стал трясти Гомеля за плечи,- Ты что-то принял?! Ты меня слышишь?!

    Трендон видел перед собой бороду и красный, открытый в крике рот. Глаза художника смотрели в глаза Трендона, пытливо, пристально, с подозрением.

    Все в комнате замолчали и уставились на них.

    Магнитофон щелкнул, и музыка кончилась.

    "А когда нет ни слов, ни звуков, а только мысли скользят неспешно, соединяясь друг с другом в пространстве сознания, именно в это время рождается нечто необъяснимое. То, что потом облекают в слова, выталкивают из ртов и отправляют в долгое путешествие по этому миру.

    Истина безмолвна.

    Было время, когда всюду было молчание.

    Будет время, когда будет везде тишина."

    Дождь тихонько барабанил по подоконнику и липовым листьям.

    - Все в порядке,- сказал Гомель Трендон и поднялся,- просто я задумался.

    Никто ему не ответил.

    Только летящая птица взглянула с пониманием. Во-первых, потому что птица. Во-вторых, потому что нарисованная. В-третьих, ну что тут можно сказать…

    Категория: Короткая проза | Добавил: Znamo_Дело (2007-11-29) | Автор: Ника Волина E W
    Просмотров: 533 | Рейтинг: 0.0/0