Каталог статей
Меню сайта


Форма входа


Категории раздела
Сказки [15]
Авторские сказки
Драматургия [0]
Пьесы, водевили, сценарии
Поэзия [6]
Поэмы, стихи (все что в столбик).
Короткая проза [3]
Рассказы, очерки, эссе, анекдоты, афоризмы, путевые заметки и пр.
Длинная проза [0]
Повести, романы и эпопеи


Наш опрос
Оцените сайт
Всего ответов: 35


Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz


  • Статистика

    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0


    Приветствую Вас, Гость · RSS 2017-07-27, 1:27 AM
    Главная » Статьи » Литература » Сказки

    ВКУС БАБАРАКИ
    Ника Волина
    ВКУС БАБАРАКИ
     

    Из непарнокопытных Грэви предпочитал зебр.

    Может, его привлекало своеобразное чередование черных и белых полос на теле этих животных, которое ученые называют "расчлененкой", или действовал механизм воспоминаний об Африке, где он чувствовал себя человеком, то ли сказывался детский опыт походов в зоосад.

    Но с зебрами у Грэви был особый язык.

    И еще... они снились ему каждую ночь.

    Некоторые зебры появлялись всего однажды, но при этом могли сообщить Грэви нечто особенно важное, а других он знал уже достаточно хорошо и даже имел с несколькими зебрами запанибратские отношения.

    - Мое почтение, матушка Квагга!- восклицал он при радостной встрече,- Как обстоят у нас дела на юге?

    - Давненько не виделись, масса Грэви,- улыбалась зебра,- у нас на юге период дождей Мчжоу, а в это время растения наливаются соком.

    - Должно быть приятно лакомиться свежей зеленью,- подмигивал Грэви матушке Квагги и оба счастливо смеялись над этим удачным обстоятельством.

    - Если бы все были зебрами,- мечтательно проговорила Квагга,- то вам, как старому другу я показала бы место, где растут особенно сочные стебли бабараки. Иногда мне становится жаль, что многие не могутнасладиться вкусом бабараки.

    - А нет ли какого способа стать на некоторое время зеброй, чтобыпопробовать бабараку, а потом вернуться в самого себя и проснуться утром как ни в ком не бывало?- вдруг спросил Грэви, предположив самое невероятное.

    - А как же! Способ стать зеброй довольно прост!- воскликнула Квагга,- Только вот потом, захочет ли та часть тебя, что побывала в зебре, делать вид, что она ни где не бывала?

    - А бабарака действительно вкусна?- уточнил Грэви.

    - Я не знаю что тебе ответить. Слова бессильны.

    Если бы зебра стала расхваливать неповторимый вкус бабараки, Грэви, по всей видимости, удовлетворился бы самым простым описанием. Он составил бы собственное представление о бабараке и, при случае, самотыскал бы ее среди прочих растений. Грэви даже допускал мысль о селекционном подвиде бабараки, разводимом на особых плантациях в условиях наилучшей урожайности.

    - А можно мне взглянуть на бабараку, матушка Квагга?- осторожно поинтересовался он.

    - Как! Неужели я не говорила, что бабараку могут увидеть тольконастоящие зебры?!

     И Грэви ничего не оставалось, как немедленно стать зеброй.

    - Сколько времени это займет?- решительно спросил он, взглянув на часы.

    Было семь минут восьмого, а просыпался Грэви обычно около десяти часов утра.

    - Не так скоро и вовсе недолго, - обьяснила Квагга, подставляя полосатую спину,- надо добраться до табуна.

    Грэви деликатно оседлал матушку Кваггу и вежливо восхитился рисунком на ее спине.

    - Это наша внешняя черта,- рассказывала в дороге зебра,- однако, всем известно, что все внешнее имеет и внутреннюю суть. Суть зебры в чередовании. Тот ветеринар, что назвал рисунок зебры страшным словом "расчлененка", просто не нашел с нами общего языка. Согласись, что глупо заставлять зебру говорить по-человечески.

    - На каком же языке мы с вами общаемся?- удивился Грэви.

    - Это так называемый адаптационно-условный язык, включающий в себя жесты, мимику, интонацию, звуковые и зрительные знаки, особые энергитические эманации и психозаряды... Впрочем, не советую тебе останавливаться на чем-то отдельно, поскольку тогда может нарушитьсягармоническое равновесие, а без него язык совершенно перестает быть понятным.

    Они скакали по песчанным просторам навстречу бледному солнцу, так похожему на луну, которое слепило Грэви глаза и одновременно припекало затылок.

    - Чередование, если хочешь знать, это повсеместный и непреложный процесс,- продолжала рассуждать Квагга,- но взгляни на мою спину, каждая полоса уникальна и неповторима. Иногда встречается подобие симметрии и похожесть формы, но при тщательном рассмотрении найдутся непременные отличия. Таков закон природы. И, кстати, мы добрались до места.

    Квагги остановилась в кругу зебр и приветственно кивнула.

    - Может, мне встать на четвереньки?- спросил Грэви, едва спрыгнул на песок и оказался в зентре круга.

    - Оставайся в естественном положении и ни о чем не волнуйся,- успокоила Квагги.

    Зебры бегали по кругу, все увеличивая скорость и скоро Грэви не мог уже сосчитать их количество.

    Он крутанулся на месте, стараясь совпасть с общим движением, чтобы снять головокружение, вызванное бешенной скачкой. Это помогло, но уже невозможно было остановиться. Грэви волчком завертелся в кругу бегущих зебр.

    У него перехватило дыхание и, впервые в жизни, он потерял сознание.

    А когда он открыл глаза, Квагга протягивала ему сочные стебли бабараки.

    - Ты прекрасно выглядишь,- обрадованно сказала она.

    Грэви упоенно жевал бабараку, которая оказалась так вкусна, что можно было есть ее бесконечно.

    Он поедал бабараку и удивительно быстро рос.

    Ноги его стали выше гор, а голова поднялась за облака.

    Он становился все больше, но странное дело, чем больше он становился, тем легче весил.

    Бабарака делала его легче пушинки.

    Грэви взлетел в воздух и кувыркался в воздушных потоках, подставляя солнцу полосатую спину.

    - У тебя прекрасно получается!- кричала Квагга, которая тоже вкусила бабараки и летела, пристроившись к облаку, забавно повторяя его форму.

    Теперь Грэви уже не был уверен, что она - зебра.

    А вскоре он потерял Кваггу в бескрайних просторах космоса.

    И стал таким большим, что на его светлых и темных полосках создавались целые миры с населяющими их существами.

    Они рождались, жили всю жизнь и умирали.

    А Грэви летел и летел, ощущая чудесный вкус бабараки и совсем не чувствуя своего тела.

    Он без сожаления вспомнил, что совершенно не спросил у Квагги как вернуться в самого себя. Возвращаться было ни к чему. Он оставался собой, хотя стал и кем-то еще. Вполне возможно, что зеброй.

    Ведь из непарнокопытных он предпочитал именно зебр.

    Категория: Сказки | Добавил: Znamo_Дело (2007-11-29) | Автор: Ника Волина E W
    Просмотров: 598 | Рейтинг: 0.0/0