В начале было Слово или волапюк как способ оживления души - Форум
Меню сайта


Форма входа


Наш опрос
Оцените сайт
Всего ответов: 35


Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz


  • Статистика


    Приветствую Вас, Гость · RSS 2017-09-26, 5:07 AM
    [ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
    Страница 1 из 11
    Модератор форума: Nika, Znamo_Дело 
    Форум » Общий форум » Слово на бумаге » В начале было Слово или волапюк как способ оживления души (о несуществующих языках и мертвых душах)
    В начале было Слово или волапюк как способ оживления души
    NikaДата: Четверг, 2008-04-03, 7:35 PM | Сообщение # 1
    Абориген
    Группа: Znamo Дело
    Сообщений: 285
    Репутация: 3
    Статус: Offline
    История первая.

    Когда М. Эриксон был еще только районым психиатром, он работал с постпсихотичным больным со словесной окрошкой. Больной лепетал какие-то обрывки слов, разобрать его речь было совершенно невозможно. Эриксон записал на магнитофон речь больного, выучил наизусть, а потом вступил в контакт с больным на его языке. В первый же раз они проговорили довольно долго, а в конце этой беседы пациент сказал: "не мелите чепухи, доктор" и замкнулся. Дело благополучно кончилось выпиской.

    История вторая.

    Между 1883 и 1979 годами замечательный лингвист по имени Джорж Серф (специалиста по интерлингвистике) вынужден был заняться психотерапией. Одна из его лучших студенток оказалась госпитализирована в психиатрическую больницу с психотическим расстройством (одна из форм шизофрении). Профессор навестил ее в клинике и хотел просто поговорить с ней, расспросить о самочувствии. Однако, пациентка упорно молчала (после курса транквилизаторов это неудивительно).
    Тогда профессор совершенно интуитивно применил весьма необычный прием: он заговорил с девушкой на несуществующем языке волапюк (искусственный язык вроде эсперанто, правда, менее популярный). Надо отметить, что прежде студентка сама довольно часто использовала неологизмы, любила придумывать новые слова (довольно типичный симптом при шизофрении и других психиатрических диагнозах). Как ни странно, пациентка с готовностью откликнулась на речь профессора, хотя она не знала волапюк. Она тоже стала что-то щебетать, постепенно приходя в себя. Эти регулярные разговоры на несуществующем (и непонятном студентке!) языке произвели удивительный терапевтический эффект. В результате многодневных «бессмысленных» бесед с профессором ее состояние стало улучшаться, и вскоре ее выписали из больницы. Психоз бесследно исчез.

    После этого случая Серфа стали считать изобретателем своеобразного метода психотерапевтического воздействия – так называемой волапюк-терапии, то есть терапии общением на бессмысленных несуществующих языках. Дело тут вовсе не в конкретном языке волапюке – позже на групповых занятиях Серф использовал бессмысленные с точки зрения обыденной логики языковые конструкции со своими пациентами. Метод Серфа приобрел определенную известность и давал неплохие результаты.

    Почему это работает?

    Наш язык – тот язык, который мы используем в повседневной коммуникации – привычен и незаметен для нас. При шизофреническом процессе образование неологизмов носит своеобразный защитный характер. Так, Серф писал: «Болезнь сама проделывает над языком ту работу, которую каждому следовало бы проделать в норме. Мы передаем наши компенсаторные языковые возможности болезни, в то время как задача заключается в том, чтобы этими возможностями овладеть».

    Серф также обратил внимание на бурное словотворчество детей. Он предположил, что этот феномен объясняется не только и не столько познавательным инстинктом, сколько интуитивной попыткой аутопсихотерапии, так как «словесные новообразования на самом деле создаются под давлением чувств, ищущих выхода наружу».

    На нашем обычном языке возможно только поверхностное условное общение – на самом деле отчужденное и болезненное. Над индивидуумом довлеет социальный диктат языка. Социальная «дрессировка» есть, прежде всего, «дрессировка» вербальная. Общепринятый стандартный язык телевидения и других сми – язык выхолощенный, механический, мертвый и отчужденный.

    Один из путей освобождения – возвращение к неоформленной детскости языка, к изначальному, исконному словотворчеству, построенному на фонетических играх и аллитерациях. Серф цитировал известное изречение Хайдеггера – «язык есть дом бытия» и прибавлял: «Печальная судьба человечества распорядилась так, что мы живем в домах, построенных не нами, не имея возможности даже подогнать их под себя». Стало быть, осознанное языковое творчество можно трактовать как «медленное возвращение в свой дом».

    Как использовать это для оживления души?

    Просто спустите свои языковые тормоза. Представьте себя ребенком и поговорите языком детского лепета, полнейшей чепухи, околесицы, нонсенсов и спонтанных неологизмов (можно представить себе, что вы говорите на иностранном языке, которого на самом деле не знаете – например на африканском). Постарайтесь получить удовольствие от этого словотворчества – ведь вы спонтанно создаете известный только вам язык! Прочувствуйте используемые вами звуки и интонацию.

    Таким образом можно прекрасно общаться с животными - кошками (проверено лично!), собаками, птицами. Животные реагируют не на слова, а на интонации и звукосочетания. Поэтому при общении с ними вполне можно обходиться волапюком. И отдохнуть от повседневной человеческой речи.

    Постскриптум-дополнение о падонкафском языке

    Есть предположение, что все эти извращения над языком в просторах интернета, все эти медведы-преведы-аффтарвыпейяду- пишищо-байан-кисакуку не что иное как попытка освободиться от диктата языка. Людям нравится измываться над языком нормативным. Видимо, от этого им легчает, это дает ощущение какой-то власти над языком. Давление двойки за орфографию отступает, страх неминуемого наказания проходит. Как захочу, так и напишу(скажу)!

    тема скомпилирована из журнала психиатра

     
    NikaДата: Четверг, 2008-04-03, 7:38 PM | Сообщение # 2
    Абориген
    Группа: Znamo Дело
    Сообщений: 285
    Репутация: 3
    Статус: Offline
    Постструктуралисты от Барта до Деррида, много чего написали о языке.

    Например, вот цитата Ролана Барта:
    " в языке, благодаря самой его структуре, заложено фатальное отношение отчуждения. Говорить или тем более рассуждать вовсе не значит вступать в коммуникативный акт (как нередко приходится слышать); это значит подчинять себе слушающего: весь сплошь язык есть общеобязательная форма принуждения»
    "Спонтанность", о которой нам обычно толкуют, является на самом деле верхом условности: это тот самый окаменевший, совершенно готовый язык, который обнаруживается у нас прямо под рукой в тот самый момент, когда мы вознамериваемся говорить ,,спонтанно""
    И есчо:
    "Язык, таким образом, выполняет двойственную функцию: с одной стороны, среди всех семиотических систем он является наиболее развитым средством общения, контакта с «другим»; только язык дает индивиду полноценную возможность объективировать свою субъективность и сообщить о ней партнерам по коммуникации; с другой стороны, язык предшествует индивиду, преднаходится им; до и независимо от индивида он уже определенным образом организует, классифицирует действительность и предлагает нам готовые формы, в которые с неизбежностью отливается всякая субъективность. Парадоксальным образом, не вынеся одиночества и решившись доверить «другим» свои, быть может, самые сокровенные «мысли и чувства», мы тем самым отдаем себя во власть системы языковых «общих мест», «топосов» — начиная микротопосами фонетического или лексического порядка и кончая так называемыми «типами дискурса». Мы становимся добровольными пленниками этих топосов, которые в прямом смысле слова делают у-топичной (а-топичной) всякую надежду личности прорваться к «своей» эмоции, к «своему» предмету, к «своей» экспрессии...
    ...никакая непосредственность посредством языка невозможна в принципе потому, что по самой своей природе язык всегда играет опосредующую роль: он вообще не способен «выражать» чего бы то ни было («выразить» боль или радость можно только инстинк­тивным криком или, на худой конец, междометием), он способен только называть, именовать. Специфика же языковой номинации в том, что любой индивидуальный предмет (вещь, мысль, эмоция) подводится под общие категории, а последние вообще не умеют улавливать и удерживать «интимное», «неповторимое» и т. п. Будучи названа, любая реальность превращается в знак этой реальности, в условную этикетку, под которую подходят все явления данного рода: номинация не «выражает», а как бы «изображает» свой предмет"

    Семиотика. Поэтика

     
    NikaДата: Четверг, 2008-04-03, 7:51 PM | Сообщение # 3
    Абориген
    Группа: Znamo Дело
    Сообщений: 285
    Репутация: 3
    Статус: Offline
    Да... забыла еще написать про режиссеров телевидения!
    В ежедневной практике монтажа по всей видимости есть нечто похожее - правда в пассивной форме, воспринимаемое на слух. Режиссеры ведь часто кромсают слова, проматывая один и тот же момент склейки по многу раз, и таким образом, вынужденно слушают обрывки слов, похожие на волапюк. Возможно, это несколько разгружает их сознание. И после многочасового монтажа именно поэтому думать совершенно невозможно. Пока слова снова не улягутся в голове должным образом.

    Вот так, примерно. Ага.)

     
    Форум » Общий форум » Слово на бумаге » В начале было Слово или волапюк как способ оживления души (о несуществующих языках и мертвых душах)
    Страница 1 из 11
    Поиск: